Внешний город

Даже притом, что герцоги облагают налогами Внешний город и номинально управляют этой областью, они редко осуществляют над ней контроль. Ни Стража, ни Пламенный Кулак не патрулируют эти повергнутые в нищету кварталы. Во времена осады жители Внешнего города могут сбежать внутрь городских стен, если окажутся достаточно быстры. В обычных условиях им остается полагаться на справедливый суд соседей и друзей, или платить за защиту Гильдии. Несмотря на такое положение дел, находящийся без лидера Внешний город не так легко покорить, так как Пламенный Кулак жестоко подавляет любые попытки сделать это. Но, несмотря на то, что преступления и открытое насилие довольно обычны во Внешнем городе, люди все же могут вести здесь дела.

ВНЕШНИЙ ГОРОД. 1- МАЛЫЙ КАЛИМШАН. 2- СКАЛА ДРАКОНА 3 — ПЕРЕПРАВА ДРАКОНА

Расширяется Внешний город хаотично, без каких-либо причин или плана, а его грязные улицы беспорядочно усеяны пивными, кузницами, кожевенными, красильными мастерскими, бойнями, конюшнями, складами, стойлами и мусорными кучами. Их окружение и архитектура – смесь разнообразных конструкций и стилей. Многие здания построены из дерева или прутьев. Заметные объемы дневной торговли проворачиваются в этом неохраняемом, опасном месте, где живут «внешние» (иноземцы, слишком бедные, чтобы снимать жилье в Нижнем городе, фермеры, нелегалы, торгующие запрещенными или нежелательными товарами, и люди вне закона).

Внешний город может стать серьезной угрозой для посетителей Врат Балдура. Прохожие здесь всегда могут рассчитывать на встречи со стаями одичавших собак, уличными бандитами, дерущимися за потенциальных покупателей конюхами, сбитыми дохлыми животными, брошенными рядом с дорогой, стайками цыплят и гусей, попрошайками, тянущими ко всем свои руки и бормочущими что-то на непонятном языке, а также на изобилие резких запахов. Патриарии, которым нужно пройти через эти места, стараются не высовываться из своих карет с задернутыми занавесками, заполненных свежесобранными цветами или надушенными подушками. Другие посетители носят с собой носовые платки, смоченные в розовой воде или соку цитрусовых, из тех что привозят из Калимшана. Народ, живущий во Внешнем городе, просто привык.

В отличие от Верхнего и Нижнего города, дни и ночи во Внешнем городе похожи друг на друга. Люди живут урывками и спят, когда ест на то возможность, так что грязный котел Внешнего города бурлит всегда. К примеру, если оружейник Халтар может не работать в определенное время дня или ночи, некоторые из его конкурентов в это время как раз откроются.

Шумный и зловонный. Бизнес здесь – достояние публики. Из-за звуков и запахов, производимых здешними ремесленниками, им запрещено входить в стены города, так что Внешний город вмещает все самые шумные и пахучие лавки Врат. Мясники, кузнецы, кожевенники, красильщики, каменщики, скотники, валяльщики и многие другие изготовляют свои товары за стенами города, а продают их внутри городских укреплений. Наиболее успешные из таких «челноков» владеют магазинами в Нижнем городе, куда и возят свои изделия; остальные довольствуются продажей товаров на Просторе. Конечно, товарообмен с жителями Внешнего города осуществляются напрямую, так что они избегают обложения городскими пошлинами и налогами.

Несмотря на дешевизну торговли во Внешнем городе, торговцы все же везут свои лучшие товары внутрь городских стен, оставляя беднейшим районам роль рынка второсортной, бракованной или краденой продукции. Преступления во Внешнем городе хорошо окупаются, и карманники здесь чувствуют себя вольготно; здесь есть подпольный рынок рабов, наркотиков и секретные «склады»; и продавцы ядов торгуют смертью.

Склады, конюшни и хранилища. Благодаря узким и крутым улицам города, и желанию патриариев содержать Врата Балдура в чистоте, животным крупнее петуха запрещено появляться внутри стен. (Чаще всего из зверья на улицах можно встретить кошек, как домашних, так и диких. Балдуране верят, что убийство кошки приносит неудачу, в основном из-за того, что кошки помогают контролировать популяцию паразитов, приплывающих с кораблями).

Этот запрет на крупных животных означает, что только заведения Внешнего города могут принять караваны, разгрузить товары в склады для дальнейшей отправки в город, и устроить в конюшни лошадей и других вьючных животных. В дополнение к этому отары овец и коз, стада коней, свиней и коров можно купить или пригнать в стойла по краям Торгового тракта. Пламенный Кулак платит некоторым конюшням и скотобойням Внешнего города за содержание лошадей и мулов, которые держатся в резерве на случай, если членам компании наемников нужно будет куда-либо выехать.

Котел культур. Врата Балдура не принимают участия в конфликтах других наций или городов-государств. Не случается этого и по просьбам или временным контрактам на действия Пламенного Кулака за стенами города. Политика невмешательства завоевала городу не совсем заслуженную репутацию толерантного и сделала его магнитом для беженцев, ищущих спасение от войн и других бедствий.

Бои в Калимшане вынудили многих людей отправиться на север. Фактически, популяция иммигрантов из Калимшана построила деревню с частоколом в традиционном калишитском стиле. Балдуране называют её Малым Калимшаном, и её жители привыкли к такому названию.

Похожие, но меньшие сообщества разбросаны по всему Внешнему городу, оставляя разношерстым беженцам кусочек их родной земли, по которой они тоскуют мыслями и душой. Полурослики имеют в эксклюзивном владении крупнейший доходный дом на Переправе Вирма; несколько полуорков, работающих носильщиками, снимают жилье в Каменных Глазах; щитовые дварфы подковывают лошадей и занимаются работой по металлу у Черных ворот; а гномы в Трущобах представляют основную массу городских лудильщиков.

Гильдия. Как и любая другая воровская организация, Гильдия старается держаться в тени, и основным её занятием внутри стен является управление преступлениями, чтобы незаконная деятельность не привлекала слишком много внимания. Криминальная организация никоим образом не управляет Внешним городом, но это единственная группировка, у которой есть хоть какой-то контроль над областью.

Многие из тех, кто ведет дела во Внешнем городе, или просто живет там, платят Гильдии за защиту. Взамен эти общественные заведения и люди отмечаются специальным знаком как не подлежащие разбою и вандализму, а Гильдия, в свою очередь, предпринимает необходимые меры, чтобы найти тех, кто посмеет преступить запрет. Игнорирование значков не принесет отступникам ничего хорошего.

Переправа Вирма и Скала Вирма. никакие законы не регулируют строительство во Вшенем городе, включая и пролеты моста, носящего имя Переправы Вирма. Доходные дома, таверны и магазины кучкуются на обеих сторонах этих каменных пролетов. Множество строений на противовесах нависают над рекой Чионтар, а другие ютятся около тенистой и людной аллеи ближе к центру моста. Скала Вирма стоит между двумя половинами моста, и весь поток путешественников должен пройти через крепость Пламенного Кулака, чтобы достичь другой стороны. Форт оставляет оба подъемных моста опущенными до сумерек, если только какой-нибудь огромный купеческий корабль не заплатит мзду, чтобы получить быстрый проход. В таком случае поднимают северный мост.

Через форт проходит выложенный камнем тоннель, изобилующий стрелковыми бойницами, опускающимися решетками и ямами-ловушками. Прежде чем путешественник сможет войти в него, он должен  заплатить пошлину. Пешеходы платят 2 медных за человека, едущие на телеге или в вагоне – 1 серебряный за всех. А за 1 золотой можно купить проходной билет, дающий право на любое число пересечений реки в течение одного месяца. Чтобы снизить возможность подделки, билет подписывают и представитель властей, и покупатель, так что владельца билета можно опознать.

Малый Калимшан

Малый Калимшан – зачастую самое шумное, оживленное и наиболее хаотичное место во Вратах Балдура, не считая Простора. Запах корицы и звуки экзотических, камышовых духовых инструментов перекатываются через окружающие его стены и несут дух приключений и мистерии.

Посещая Малый Калимшан, лучше входить в район днем через одни из арок-ворот. После наступления темноты, большинство дверей из района и внутри него запираются на засовы для предотвращения налетов разбойников. Воры все равно проникают сюда ночью, перебираясь по идущим вдоль улиц широким стенам и многочисленным крышам района, из-за чего их путь становится более сложным и видимым.

Во Внешнем городе невозможно точно определить, где начинается соседний квартал, например Трущобы или Свиное Копыто, и это часто становится предметом споров. Малый Калимшан – исключение. Его глазуровано-кирпичные, увенчанные минаретами стены, 15-и футов в высоту и от 3 до 5 футов в толщину, точно отмечают его границы. Люди ходят по стенам так же, как делали бы это на улице, которой стены, по сути, и являются.

Малый Калимшан построен в калишитском стиле, что подразумевает его устройство как саббана (района), состоящего из нескольких друдачей (кварталов). Каждый друдач окружен стеной, создающей обособленные жилища в районе. Обычно обитатели друдача принадлежат к одной большой семье или роду. Верхушки стен друдача соединены, так что местные могут легко пройти от друдача к друдачу, не пользуясь воротами. Со стен относительно легко наметить нужное направление и не сбиться с него.

Строения в друдаче группируются, насколько это возможно, вдоль широких стен поселения. Калишитские здания и стены друдача обычно сделаны из покрытого глазурью кирпича. Традиционные яркие плитки и декоративные кирпичи Калимшана не столь привычны во Вратах Балдура, так что те, кто строит из них дома в Малом Калимшане, поистине обладают ресурсами паши. Те, кто знаком с архитектурными стилями друдачей, заметят, что Малый Калимшан выглядит невзрачно по сравнению с самим Калимшаном.

Каждый отдельный друдач полностью обеспечивает сам себя, а то и соседей. Большинство содержат как минимум одну религиозную зону, вроде святыни, храма или другого святого места; место для свежей воды – обычно колодец или фонтан, а иногда и таверна, гостиница или зал; базар или палаточный рынок; полный ассортимент служебных построек (кузница, оружейная, кожевенная, мельница); семейные дома; и амлаккхан, дом для амлаккаров, группы из дюжины или более молодых неженатых юношей, следящих за общественным порядком в друдаче. Тот, кто становится амлакканом, фактически встает на путь в члены Гильдии.

Центр друдача – либо его самое привлекательное здание, либо открытый двор с колодцем или временным рынком. Наконец, каждый друдач имеет дом для своего друзира, или лидера.

Большинство балдуран смотрят на стены Малого Калимшана снаружи и воображают тучных калишитских торговцев, отдыхающих на шелковых подушках и закусывающих деликатесами, жалуясь на холод и дождь. В конце концов, стены вокруг городка выглядят как бельмо на глазу, а от калишитских обывателей в местные гильдии строителей течет много золота. Калишиты достаточно замкнуты, они считают свой район маленькой крепостью, и редко входя в городские владения.

Менее забывчивые люди вспоминают корабли, пришедшие ночью. Они помнят испуганные лица детей и разрастающееся отчаяние взрослых. Они все еще слышат самих себя, говорящих, что гостиница переполнена, или что они не понимают, о чем их спрашивают, даже при том, что калишитские выражения и красноречивые жесты могут быть поняты на любом языке.

Выгнанные из города, вынужденные терпеть поборы за сносное отношение, или выкинутые в канаву в полночь, беженцы нашли только одно место, готовое их принять – давно стоящий здесь калишитский караван-сарай на выселках города. Владелец был в полной растерянности, но как только он услышал от своих соотечественников о войне, поглотившей юг, его дом стал их домом. Собрав все до последнего медяка, путешественники оплатили непомерные цены гильдий, чтобы те построили им дома, вокруг караван-сарая, которые станут калишитской собственностью на многие поколения. Раз уж они не могут вернуться в Калимшан, они станут жить за стенами, встречая балдуран с тем же «радушием», с каким они встретили их. Они до сих пор остаются за стенами, и немногие некалишиты приветствуются здесь.

Люди Малого Калимшана выделяются среди других балдуран, так как многие продолжают носить одежды южного покроя, невзирая на холодную погоду. Они говорят на  своем певучем языке алзедо, которым очень гордятся, хотя почти все достаточно хорошо умеют говорить на всеобщем и чондатанском. Эти небольшие акты протеста против местных обычаев говорят о продолжающихся трениях между поселением и остальными Вратами Балдура, и о желании многих здесь вернуться к жизни на юге.

Тяга калишитов к товарам со своей родины сподвигла купцов с далекого юга доставлять груз напрямую в Малый Калимшан. Эта торговая дорога начиналась с удачной (и полной) продажи немногих вещей, которые торговцам посчастливилось иметь с собой, но теперь караваны привозят столько товаров, сколько вообще могут нагрузить. Балдуране, интересующиеся шелками, пивом «Золотой песок», предметами из калишитской стали или другой эзотерикой, теперь регулярно покидают город для закупки на базарах Малого Калимшана, которые каждый день около полудня открываются для пришлых на несколько часовя. Этот оборот событий вызвал некоторое беспокойство в Парламенте пэров, так как снизился приток налогов от городских и портовых сборов, но Совет четырех решил все проблемы введением специального налога на бизнес, ведомый в «укреплениях, построенных в подвластных землях».

Переправа Дракона и Скала Дракона

Первый признак цивилизации, который, скорее всего, увидит путешественник, плывущий по Чионтар или приходящий по земле с юга или востока – Скала Дракона, впечатляющий форт, поднимающийся над поверхностью воды. Переправа Вирма – мост, пересекающий медленно текущие воды реки – соединяет островок форта с районом Внешнего города Сплетенные Песни на севере и Ривингтоном на юге.

Переправа Дракона

Здания и стоянки торговцев, от простеньких хижин до состоятельных домов, теснятся друг к другу вдоль всей Переправы Дракона, нивелируя всякую возможность увидеть воду с прямого, людного прохода, проложенного между строениями. Исключительно аккуратно установленные здания, свисающие по сторонам моста, могут внезапно потерять баланс и перевернуться в реку. Такие строения иногда забирают с собой и своих соседей. Любой, пойманный в ловушку в падающем здании, не может уже рассчитывать на какую-либо помощь.

Два пролета моста простираются от берега до самой Скалы Дракона . Глубина реки и высокие арки мостов позволяют большинству кораблей пройти, не задевая моста. Однако самые крупные парусные суда должны проходить с северной стороны Скалы Вирма, где вода глубже всего. Лучшее время для прохода – ночь, когда оба подъемных пролета подняты, но капитаны судов в спешке могут попросить о дневном проходе. Эта особая услуга требует уплаты пошлины Пламенному Кулаку, которую компания наемников делит с городом. Для капитанов, старающихся успеть к сроку завершения высокооплачиваемой торговой миссии, такое неудобство обычно стоит того.

С тех пор, как один из пролетов провалился под тяжестью установленных на нем домов, Кулак требует, чтобы все здания на мосту строились из легкого дерева или грязи с соломой. Однако ценой за это является постоянная угроза пожара.

Скала Вирма – впечатляющая крепость. Бойницы усеивают её гранитные стены толщиной в фут, обещая острое приветствие для любого, кто будет слишком глуп, чтобы штурмовать фортификацию с воды. Крепость занимает почти весь островок, оставляя лишь узенький выступ между своими отвесными стенами и обрывом в реку. Почти непрекращающиеся здесь дожди и течение реки сгладили бока острова, которые почти так всегда скользкие от водорослей. Попытка высадиться на маленький остров под атакой лучников форта будет самоубийственным предприятием.

Когда подъемные мосты подняты, единственный путь в Скалу Дракона– взобраться по крутому подъему наружной лестницы к забранному крепкими прутьями входному люку. И заметить это миниатюрное пятнышко, находящееся над длинной, крутой и открытой всем ветрам лестницей – то еще испытание, с учетом расстояния.

Вокруг форта нет никакой дороги, и весь поток путешественников переходит на другую сторону через охраняемый тоннель в крепости. Над входом в тоннель висит расписная доска с эмблемой Пламенного Кулака, а сам тоннель занимает почти весь первый этаж крепости и представляет собой одно сплошное нагромождение захабов и бойниц. Немногочисленные кабинеты и комнатки, где собирают пошлины, а также пара помещений для минимального удобства стражи, составляют остаток первого этажа.

Второй этаж Скалы Дракона– оружейная, с хорошими запасами масла, камней, дротиков, стрел и других приспособлений для убийства вторгшихся. Гостей, проходящих по второму этажу, предупреждают ступать аккуратно, чтобы не разбить бочонок с гремучей смесью или не наступить в яму-ловушку (это предупреждение – просто развлечение скучающих стражников; все ямы-ловушки в обычной обстановке заперты, чтобы исключить подобные происшествия и не давать прохожим внизу соблазна закидать их мусором).

Над оружейной находятся квартиры офицеров и приписанных к крепости наемников. Стрелковая галерея окружает каждый уровень бараков. Навскидку, Скала Вирма может разместить в стесненных условиях около сотни солдат. Обычно здесь присутствуют от двадцати пяти до пятидесяти наемников.

Под уровнем моста в Скале Дракона находится подземелье с высокими потолками, используемое как кладовая. Она содержит провизию и дюжину каноэ, на случай, если солдатам потребуется быстро маневрировать или контратаковать вдоль реки. В подземелье есть место для содержания заключенных, где используют прикрепленные к стене кандалы. Единственный повод, по которому кто-либо может быть заключен в этом месте, – беспорядки или поджог, сделавший проход по мосту слишком опасным. Такая ситуация последний раз случилась после провалившихся выборов герцога Валаркена. Замаскированный патриарий был пойман при попытке тайно покинуть город. Так как народ на Скале Дракона не любит марать руки кровью, заключенные содержатся в подземелье до тех пор, пока их не заберут через боковой люк и не переправят по реке в Морскую башню Балдурана.

от Anton P.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *