Текст David Hartlage от April 16, 2019

В свое время у меня были весьма маргинальные вкусы – я уже давно люблю Dungeons & Dragons, фэнтези, а также научную фантастику. Сегодня ни одно из этих увлечений не кажется чем-то странным, но это все лишь благодаря недавнему изменению общественного вкуса. Когда же я был подростком, все эти интересы сразу же вызывали обвинения в незрелости и попытке убежать от реальности. И хуже всего было то, что я не смог полюбить спорт. Теперь же книги с драконами стали бестселлерами, а фильмы по комиксам могут быть номинированы на награды за лучшее кино года – мне нравится это изменение, но даже сейчас я могу напомнить себе о своих собственных «странных» вкусах, для этого мне нужно лишь посмотреть на progressive rock в моей музыкальной коллекцией. Гиганты уже не вызывают ни у кого удивления, не то, что Gentle Giant.

Однако даже в Dungeons & Dragons мне не удалось полюбить все те вещи, что вызывают восторг у обычных фанатов. И в этой статье я хочу покаяться в шести отклонениях от общих вкусов. Как и моя прошлая заметка на эту тему, это крик о помощи. Помогите же мне понять привлекательность каждого из шести аспектов нашего хобби, что я перечислю ниже.

  1. Игровые меры, которые без особой на то нужды делают поиск приключений обыденной профессией.

Самое первое подземелье D&D, расположившееся под руинами Замка Блэкмурпривлекло настолько много внимания, что рядом возникла самая настоящая ярмарка с «сотнями выгоднейшими предложениями» для проходящих мимо искателей приключений. На вход в подземелье даже поставили турникет (1 золотая монета за вход). Усталость Дэйва Арнесона от множества игроков, что требовали блуждания по подземельям вместо морских битв времен Наполеона, довела его до столь несуразных решений. В Забытых Королевствах вход в Подгорье также стоит 1 золотую монету, но Зияющий Портал все же продает выпивку, а не футболки «Я выжил в подземелье». По мере роста кампаний искатели приключений стали становиться весьма обычным делом, так что в масштабных историях Дэйва и Эда Гринвуда вход в подземелья стоил денег. Сегодня же Королевства заполонило такое количество героев, что им даже понадобилась своя лига.

Версия Королевств от D&D Лиги действительно кишит разнообразными авантюристами, но я не понимаю, когда стремление сделать искателя приключенийобычно профессией возникает в домашней игре.

Если в вашей D&D кампании не так уж и много людей, зачем же делать их частью толпы шатающихся без дела охотников за сокровищами? Я лучше изображу персонажей игроков в роли легендарных героев. Когда мы играем в D&D, то между теми моментами, когда мы ждем нашего хода и ищем свое место в толпе, мы хотим почувствовать себя особенными. Большая часть игровых миров включает от 3 до 7 игроков – у них достаточно места, чтобы ощутить себя кем-то экстраординарным. Так зачем же работать над тем, чтобы сделать поиск приключений чем-то обыденным?

2. Персонажи с полными именами из современного мира.

Я играл в D&D с Чаком Норрисом, Бобом Россом, Уолтером «Гейзенбергом» Уайтом, Мейнардом Дж. Кребсом, а также многими другими. И нет, мой опыт блогов по D&D не привел меня на игры со знаменитыми и зачастую выдуманными людьми. Просто за моими столами игроки использовали эти имена, а зачастую и характеры для своих персонажей. Иногда тон игры подходит для забавных персонажей и всем это нравится. Я, например, хочу сыграть в игру, где все партия будет отсылкой на Маппетов. Но другие игры включают в себя совместное повествование, включающее создание персонажей и их мира. Показаться на такой с Биллом С. Престоном Эсквайром из комедии 1989 года – попросту дурной тон.

Однако я все же кое-что да понимаю в этом. Некоторые люди играют в D&D, чтобы «позависать» со своими друзьями или же сразиться с монстрами, однако изображать эльфа по-настоящему для них кажется чем-то чудным. Вместо ангела и дьявола на их плечах сидят клоун из их класса, смеющийся над эльфийским именем Бутраэль, а также учитель физкультуры, заявляющий: «Вырасти уже наконец!». Так что играть за Бёрта Рейнольдса из Селин [1] кажется им безопасным, как если бы они заняли место среди мудрых ребят на задних партах. Игроки, что выбирают современную личность для эльфа из Грейхока, присоединяются к общему веселью, однако вместе с этим объявляют себя слишком крутыми для глупого отыгрыша по ролям.

Но все же популярность современных имен и личностей меня беспокоит. Многим игрокам нравится, например, Кит Ричардс, и они с удовольствием играют его как бравирующего пирата. Я ненавижу уничтожать чье-либо еще веселье, особенно если это означает, что мне нужно вытащить кого-то из его зоны комфорта. Но все же я установил правило, запретившее реальные имена за моим игровым столом в клубе. И мои игроки в итоге поблагодарили меня за это.

Так что в следующий раз вместо того, чтобы написать современное имя в начале вашего листа персонажа, просто соберите что-то нереальное, вроде Бюрейн. Игроки Дэйва и Гэри постоянно так делали.

3. Скачущие между столами монстры на массовых приключениях.

Эпические приключения проходят в огромных залах, наполненных партиями героев, объединившихся в едином порыве. Зачастую подобные приключения вручают одному из Мастеров роль монстра, бродящего между столами, прерывающего игру на обмен ударами. Как прыгуны с тарзанки, эти чудовища врываются в происходящее, а затем улетают обратно. Авторы модулей надеются, что подобные события должны объединить столы в битве с общим врагом. И некоторым игрокам действительно нравятся неожиданные паузы в обычном ритме игры. А особенно этим наслаждаются персонажи с высоким уроном, ведь они могут посоревноваться между собой причиненным монстру вредом.

Однако для меня эти атаки – довольно неприятное событие. Неожиданное появление монстров обычно лишено объяснения, так что оно разрушает все погружение в игру. Да и урон, нанесенные скачущему монстру никогда не имеет значения – у них всегда достаточно хитов, чтобы посетить каждый стол.

4. Приключения с играми на ярмарках.

А вот еще один трюк, что возникает в модулях organized play настолько часто, что он просто обязан быть популярным. Я говорю о том, когда герои посещают прием, фестиваль или ярмарку, а затем соревнуются с мастерскими персонажами в серии мини-игр. Дворф сразу же идет на соревнование по выпивке, бард рассказывает длинные истории, а варвар спешит швырнуть бревно. Для авторов приключений этот сюжет позволяет легко помочь персонажам блеснуть своими навыками, особенно если они подкреплены изобилием ролевого отыгрыша. Я знаю, что многим это нравится, так как я слыхал, что игроки оценивают приключения с ярмарочными играми как свои любимые.

Но я все равно оцениваю этих игры, как и «нападение бандитов» как слишком простой способ затянуть приключение (но по крайней мере ярмарки могут быть разнообразными).

Когда я играю в D&D, я люблю принимать изменяющие реальность игры решения, когда (воображаемые) жизни висят на волоске. Соревнование же за (воображаемые) ленточки выглядит для меня полным разочарованием. Большая часть удовольствия от ролевых игр приходит от сделанного выбора и наблюдения за его последствиями, но у ярмарочных игр с этим большие проблемы. Игроки всего лишь должны сопоставить игру с подходящим персонажем с наибольшими бонусами. Решение, что на турнир по армрестлингу отправится отнюдь не гном-волшебник, вряд ли можно оценить как глубоко стратегическое. И хотя авторы конечно же стараются сделать так, чтобы ярмарка повлияла на последующие сцены, я никогда не старался сделать вид, что мини-игры влияют на остальное приключение, кроме как позволив найти его конец, ну и пойти наконец пообедать.

5. Использование несоответствующих монстру миниатюр.

На моем последнем конвенте я понял, что меня легко сбить с толку. Сейчас я объясню, как. Почти каждый Мастер Подземелий принес с собой миниатюры. Прекрасно, не правда ли? Фигурки добавляют визуальной привлекательности игре. Мастера, что провезли с собой целую тележку миниатюр на самолете, а после еще и готовы носить ее в течение целого дня по залу конвента, вызывают у меня уважение за свою приверженность общему делу.

Но ни один из ДМов не принес миниатюры, что подходили бы монстрам в их приключениях. Каждая битва начиналась как театр во время эпидемии гриппа: «Сегодня, роль Прекрасной Ларет достается грику. Роли гоблинов мы передали официантке, демону теней и адской гончей». Я никогда не мог запомнить, к кому относилась та или иная фигурка, так что миниатюры в итоге больше отвлекали, нежели помогали. Я потратил два года, лупя чью-то огненную сферу. К концу конвента я отчаянно желал, чтобы на столах были пронумерованные крышки от бутылок, чтобы я мог с легкостью отличить их друг от друга, а также страдал от того, что такой любитель миниатюр, как я, мог дойти до такого позора.

Если говорить коротко, то я говорю лишь о тех играх, где отслеживание кучи миниатюр требует отдельного списка ролей как в фильмах. Я с удовольствием играю в D&D c монетками, конфетками и на чистом воображении.

6. Позы убийц дракона на седьмой странице PHB второй редакции.

Многие поклонники D&D называют эту картинку своей любимой, так что почему она меня так раздражает? Многие считают, что гордость персонажей за убийство детеныша дракона выглядит юмористически. Меня же коробит от унизительности этой позы. Я люблю своих драконов за их свирепость, так что видеть одного из них мертвым, да еще и в столь жалком виде, также грустно, как смотреть на красивую птичку, разбившуюся насмерть об офисное стекло. Да и в мире D&D нет камер, так что кому позируют эти «герои»? Никто не может рисовать настолько быстро!

Также на эту тему вы можете прочесть «Когда искусство изображения D&D поставило обеспокоенных родителей выше игроков»

[1] Celene – эльфийское королевство из сеттинга Грейхок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *