Майк Мёрлс продолжает рассказывать интересные истории. В этот раз речь зашла о дварфах дуергарах, а также их месте в мультивселенной D&D.

«Я люблю дварфов. Еще со времен «Белоснежки и семь гномов», когда я был еще маленьким, а также в «Хоббите». Я всегда находил их очень увлекательными.
Когда вы думаете о дварфах, то на ум приходит процесс их создания. Не о том, как они были созданы сами по себе, а то, что передалось им и укрепилось в навыках. Дварфы любят создавать вещи, потому что они являются тем народом, которым создал бог. Морадин бросил вызов сам себе и тем самым создал дварфов. Он создал их из металла, ковал на своей наковальне и вдохнул в них жизнь. Они стали его детьми. Они являются вершиной его умения творить. Он создал жизнь.
Дварфы смотрят на Морадина и других дварфийских богов, которые составляют Пантеон, как на вызов. Каждый дварф выбирает (или за него это делают в детстве) свой путь. Они решают, что кто-то из них будет кузнецом, кто-то — шахтером, а другой — резчиков по камню. И каждое стремление этих дварфов находил отголоски в их Пантеоне богов. Один или несколько богов занимаются чем-то, чем занимаются дварфы, и служат примером для последних. Они являются вызовом для дварфов. Морадин — кузнец, который говорит своим дварфам, чтобы те старались стать лучше него в его же талантах. Чтобы смертный превзошел бога? Нет, это маловероятно, однако это стремление движет дварфами. Стремление постоянно улучшать свои навыки. Дварфы любят доказывать свое мастерство. Они усердно трудятся, а боги служат им примером.
Священные писания дварфов не будут состоять из молитв или историй. Это может быть руководство, которое будет описывать принцип работы чего-то. Вот есть искусство по резке по камню, которое было рассказано самим богом. Дварф, который прочитает его, бросит себе вызов — научиться этой технике и довести ее до совершенства. Они могут потратить на это всю свою жизнь. Тоже самое касается и войны. Клангеддин, дварфийский бог войны, является примером для дварфов-воинов — они хотят соответствовать его навыкам.
О дварфах важно помнить то, что они законопослушные, так как их во многом определяет семья. Морадин — их создатель, их отец. Они видят клан как основу всего. Становясь лучшим в своем искусстве, дварфы делают это не только для себя — они делают это и для клана. Шахтеры дварфов знают, что чем глубже они капают, тем больше золота, железа и другой руды можно будет использовать для клана. Клан может использовать эти ресурсы для создания оружия и доспехов для воинов, которые защищают крепости. Они также могут уйти на красивые золотые фигуры, которые показывают таланты тех, кто состоит в клане. Действия дварфов отражаются на клане, а сам клан — это настоящий определитель для дварфа.
Может показаться, что дварфы зациклены на работе. Однако они делают это с удовольствием. Самое приятное ощущение для дварфов — это находиться в зоне комфорта, в неком потоке, когда ты работаешь, теряя ощущение времени и даже самого себя в погоне за тем, что ты намерен создать. Дварфы очень любят это чувство, и они сумели найти его в работе. Именно поэтому у них Телосложение больше, чем, скажем, у людей. Дварфы могут работать по 10 часов в сутки, он может просто потеряться в ней.
Среди дварфов очевидна эта мощная направленность на семью. И именно она и дает дварфам силу. Когда они встречаются с трудностью, они делают это вместе. Они думают наперед, заботятся о жизни следующих поколений. Поэтому на самом деле самая важная цель для дварфа (индивидуально это может быть ремесло) — это сделать так, чтобы следующее поколение дварфов было успешным и выросло на том, что создало предыдущее поколение. Это критически важно для них.
Дуергары — это злая половина дварфов. Их история в некотором смысле трагедия. Или именно это вы и услышите от дуергара. Дварфы вам скажут, что это тоже трагедия, но по другой причине.
Что мы знаем о дуергарах? Они были порабощены и изменены Свежевателями Разумов (Иллитидами, Mind Flayer, — прим.пер). Именно этого Иллитиды и хотят делать. Мифы же говорят о том, что Свежеватели Разумомов заманили клан дварфов глубоко под землю, играя на естественной склонности дварфов к жадности. Дварфы любят создавать красивые предметы. Именно так они показывают свои навыки. Хорошая сторона этого в том, что дварфы действительно создают красивые вещи, однако плохая сторона —дварфы иногда могут своровать вещь и сказать, что она принадлежит ему. Это своеобразный короткий путь к славе, который запрещен в дварфийской культуре.
Дуергары жаждут владеть красивыми объектами, а эту жадность дают им Иллитиды. Они использовали псионные силы для того, чтобы затащить целый клан дварфов в Подземье, обманули их, обратили их стремление работать против них и поработили их. В течение многих лет эти дварфы оставались рабами, росли в числе, Иллитиды брали их с собой в разные миры (именно так они и распространились). Но в конце концов дуергары восстали против Свежевателей Разума, что случалось довольно часто с ними, и избавились от их влияния. Выжившие дуергары знали, что они дварфы, но в попытке вернуться к оставшимся кланам их изгнали. Дварфы, живущие на поверхности, которые не были заманены в недра земли, хорошие дварфы, обвиняли дуергаров за то, что с ними случилось. Жадность — это самый худший грех, который может совершить дварф. Они все испытывают эту тягу, однако ты показываешь силу в том, что можешь ее сдержать.
Дварфы вам скажут, что дуергары не пали под воздействие кого-то. Они подписались на это — присоединиться к Иллитидам ради того, чтобы получить силу. Дуергары же скажут, что они были жертвами. Но, вернувшись к своим кланам и получив отказ, они поклялись отомстить не только дварфам, но и Морадину. Дуергары хотят убить Морадина. Они видят это так, словно их бог покинул их и обратился против них, а в минуты нужды он проигнорировал их зов. Они видят его как примером, который подвел всех, что все его стремления — это ложь. Морадин думает только о себе.
Теперь они и их божества живут в Подземье и не видят никакого удовольствия в работе. Поэтому они порабощают других существ. Они теперь считают, что работу должен делать ты, если над тобой стоит кто-то сильнее тебя. Нет никакого удовольствия от работы. Морадин учил нас этому, но Морадин обманул всех нас. Поэтому если они и создают предметы, то это что-то грубое и универсальное. Если дварфы ищут красоту и желание выказать свой талант, то дуергары меряют успех, к примеру, в количестве мечей, которые они создали сегодня. Им не важно качество, не важно как хорошо они сделаны. Они делают столько оружия, сколько могут, и делают это как можно быстрее. Они верят, что относясь так к вещам, они выигрывают больше времени, чем ведя нудную работу каждый день. К тому же, это прямое оскорбление Морадину, который учил обратному.
Они ведут захватнический образ жизни, покоряя других существ. Во многих смыслах они полная противоположность дварфам. Их не так много, так как они были рассеяны по другим мирам Иллитидами. Их никогда не было в том количестве, сколько сейчас людей или даже дварфов. Изначально это был всего лишь один клан. Их общество — это обратная сторона общества дварфов, которая жаждет мести. Вся ситуация, которая с ними произошла, воспринимается дуергарами как невероятное предательство.
Дварфы ненавидят дуергагов примерно с той же силой. Они видят их как еретиков, трусов, которые поддались жадности. Они ненавидят их за то, что дуергары пошли против установленной системы, по которой они жили все это время. Они попросту ненавидят друг друга, так как являются полными противоположностями.
У дуергаров серая кожа. Они обладают псионическими силами, некоторые могут становится невидимыми, а другие — увеличиваться до огромным размеров. После того, как они избавились от власти Иллитидов, они получили немного псионической силы (и начали ловить для себя рабов), которую сейчас начали использовать для расширения территорий. Они обладают обычными способностями, которые дали им Свежеватели Разумов, которые сделали их полезными воинами, стражами и работниками. И сейчас дуергары пришли к тому, что научились создавать новые псионические способности. Они объединили свои новые силы с естественными навыками по созданию вещей. Кто-то из них начал создавать механические устройства, которые подпитываются псионической энергией. Они всегда находятся в боевой готовности. Они становятся более агрессивными и изобретают новые способы выказать ее.
Именно так и выглядят дварфы! Если взять одного дварфы или дуергара и отправить его в другую семью, то он будет совершенно другим. Дварфы очень зависят от окружения, в котором они воспитаны. Дварфы стали такими не потому, что родились такими, а по той причине, что у них есть культура, на которую повлияла религия, окружение и ценности. Деургары могут однажды прийти к миру, но сейчас они видят обе культуры по обе стороны баррикад.
https://vk.com/@dnd_for_all-korenast-i-surov-istoriya-dvarfov-ot-maikla-merlsa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *