By Maskrowimaginaria.ru

Посмотреть оригинал

сентябрь 7-го, 2014

Продолжаю (в меру скромных) переводить статьи Эмили Дрезнер:

Пока партия убивала огра по заказу местного барона, дабы по-быстрому заработать 100 золотых, они также прикончили друга этого огра, маленького злобного гоблина. Это был тот ещё негодяй. Но когда с ним было покончено — воин даже пырнул его ещё пару раз для вящей надёжности — партия сделала то, что обычно делают в этой ситуации. Они кинули кубики в надежде на добычу. Помимо пригоршни медяков, сломанного оружия и весьма полезной связки арбалетных болтов, на гоблине обнаружились семимильные сапоги*.

По некой причине партия решает, что сапоги им не нужны. Возможно, это дело вкуса. Этот стиль вышел из моды. Не тот размер. Да и семимильные сапоги — не самый интересный магический предмет. В общем, партия отправляется в ближайшее мирное торговое поселение, дабы продать их, как и любой другой ненужный артефакт.

Местный сапожник не желает покупать семимильные сапоги. Он уважаемый член местной гильдии сапожников и, хотя он не чувствует в них магии, он видит незнакомый фасон. Обувь качественная и надёжная, но сделал её не он и не любой другой член его гильдии и потому перепродать их он не может. У него нет разрешения на куплю-продажу иностранных товаров, а если оставить сапоги в лавке, то его выгонят из гильдии за хранение строго запрещённой обуви неизвестного фасона. Вот прайс-лист. Понимаете, в гильдии хорошо. Они помогают сапожнику и его семье в тяжёлые времена. Его отец тоже был членом гильдии. Его дед был главой гильдии сапожников этой мирной крестьянской деревушки. Ему не нужные проблемы. К тому же он платит не наличными, а выдаёт расписки. Партия идёт дальше.

Местный торговец также не узнаёт фасон сапог, но он распознал в них магию едва они очутились на прилавке его магазинчика. Клеймо волшебника на стельке. Видите? Это колдовские сапоги. В них куча магии, в этих колдовских сапогах. Хартия региональной гильдии торговцев запрещает перепродавать загадочные иностранные колдовские сапоги. Эта хартия была написана для того, чтобы торговец мог продавать свои товары, не привлекая излишнего внимания со стороны барона. Барон, кстати, интересуется такими вещами. Партия случайно эти сапоги не с колдуна сняла? Это тоже проблема. Торговец не хочет платить за загадочные иностранные колдовские штуки. От них одни неприятности. И вообще горожане в основном обмениваются долговыми расписками, кредитами, займами и взаимными обязательствами. Торговец может заплатить хлебом пекаря Боба. Вам нравится хлеб? Хлеб, который делает Боб? Замечательно.

  • Принуждение торговца к покупке сапог, открывает для партии тот факт, что местная гильдия торговцев также является гильдией судей, гильдией мафии и гильдией правительства. Торговец? Он ещё и мэр. И верховный судья. Сейчас он позовёт своих друзей и его друзья удостоверятся, что партия не собирается продавать в этом городе загадочные, иностранные и, вероятно, опасные колдовские сапоги. Вас не будут убивать прямо тут — вы всё-таки спасли нас от огра — но вам наверное уже пора. Конечно, местные не слишком хорошо дерутся, но убить жителей целого города из-за ботинок — значит ступить на скользкую дорожку, ведущую к нейтральному злому мировоззрению. Партийному священнику это не понравится.
  • Разговор с местным бароном приводит к разным неприятным вопросам вроде: “А чего это всякая чернь бродит тут с волшебными сапогами?” А затем сапоги переходят в собственность барона, ведь ему нужно в поход, а волшебных сапог у него нет. Теперь они у него есть. Ваши. Неувязочка вышла. Барон вообще хороший парень, но как завидит магический предмет, пиши пропало.
  • Включив барда или вытащив на свет связанную с торговлей биографию, можно узнать что-то о “приятеле, у которого есть друг, у которого есть знакомый.” Может, торговцу нужна какая-то услуга. Он вообще круглые сутки только и делает, что меняет услуги на услуги. И хотя он сам не может помочь, выше по течению можно найти скупщика. Вот вам рекомендательное письмо и примерное расписание кочующей по определённым городам ярмарки. Вообще там торгуют тканями, но знающий своё дело предприниматель может продать пару ботинок если найдёт нужного человека в нужном месте и с нужной суммой денег.
  • Призыв на помощь божества или божеств поможет, ведь если что торговцу и нужно, так это благословение, которое поможет ему продать свои обычные товары. Но он всё равно не работает с иностранными волшебными предметами и может заплатить лишь тем, что ему должны другие жители города.
  • Вырезав стельку, чтобы уничтожить клеймо, партия сможет продать их за пару медяков местному старьёвщику, не состоящему ни в какой гильдии. Это позволит избавиться от сапог, но они же стоят серьёзных денег. Такой вариант всегда открыт, но ни одна партия приключенцев не разбогатеет, поставляя старьёвщикам волшебные предметы с уничтоженной маркировкой.

Никто в городе не собирается покупать эти сапоги, объясняет уходящей (слава богу!) из города партии городской священник. Никому они не нужны. Здесь живут хорошие люди. Набожные люди, регулярно жертвующие деньги местному храму. Что нужно городскому священнику — одному из тех добрых ребят, что поклоняются местным божествам дома и очага — от партии, так это чтобы они забрали свои сапоги и ушли. От них в этой маленькой общине одно лишь беспокойство. А если что и нужно богам, так это стабильность.

Расположенные вдоль древнего торгового тракта поселения с желанием вырасти в большие города периодически устраивают открытую ярмарку. Ассортимент, организаторы и место проведения зависит от времени года. На первый взгляд здесь идёт обмен товарами широкого потребления: в первую неделю это ткани, во вторую специи, в третью кожа и прочие промтовары. Торговцы со всего известного мира пересекают невероятные расстояния, отмеченные периодическими случайными встречами, чтобы добраться до ярмарки. Гарантией безопасности и законности ярмарки является богатый и влиятельный лорд, получающий с этого неплохие налоги. На деле лорду наплевать на происходящее до тех пор, пока никто не сжигает города.

Никто здесь не продаёт магические предметы открыто, но при нужде партия может найти весьма качественные экземпляры обычного снаряжения. Ночью же, позади шатров и в барах, люди пожимают руки и обмениваются интересными вещицами.

Зная нужных людей, имея рекомендательное письмо, выпив с правильным человеком, выжив в нескольких потасовках и в целом ища приключения на свою голову, можно найти подпольного торговца магическими предметами. Конечно же, партия столкнётся и с другими интересными личностями. Продажа волшебных сапог дело нелёгкое.

Представитель одной из гильдий магических ремесленников посещает ярмарку, разыскивая того же подпольного торговца, дабы сбыть ему свой товар. (Иначе как объясняется то, что магические предметы есть в подземельях и таблицах случайных сокровищ?) Гильдия магических ремесленников отличается от гильдии сапожников в мирной деревушке. У этих ребят есть деньги, бойцы и курьеры. И это даже не сами волшебники, конечно же — ни один уважающий себя волшебник не выйдет из своей башни, чтобы торговать на какой-то ярмарке. Там и запачкаться можно. Так что эта гильдия представляет собой посредника, у которого есть свои громилы. Им очень интересно, почему это партия продаёт загадочные иностранные волшебные сапоги, на которых стоит клеймо другой гильдии:

  • Представляет ли партия конкурентов на рынке производства волшебных сапог?
  • Или это попытка иностранных поставщиков подорвать цену на магические предметы?
  • Видимо, кто-то пытается обойти гильдию торговцев магическими предметами?

Пожалуй, партию стоит пригласить на ночную встречу с группой вооружённых приятелей посредника. Хотя самой партии не обязательно пропадать бесследно, эти сапоги должны исчезнуть.

На чёрном рынке пошёл слух о том, что в области магических предметов намечается какая-то заварушка и, в отличие от всяких деревенщин, эти парни умеют перевозить магические предметы и доставлять их людям с определёнными интересами. Да, вы скрываетесь от громил гильдии торговцев магическими предметами, но у нас есть друг — да-да, друг! — который хочет купить эти сапоги по достойной цене для своего знакомого коллекционера. И это безопасная, честная сделка. Никаких гильдий, кроме нашей, но ни слова об этом. Мы купим сапоги и продадим их кому следует. Некроманту-Архиличу и его легионам Чудовищного Зла как раз нужна качественная обувь, которой можно топтать местное население. Такие дела.

Убегая от гильдии воров и гильдии магических ремесленников, партия привлекает внимание местной гильдии торговцев, которая обычно закрывает глаза на подобные происшествия. Но пожар на постоялом дворе — дело серьёзное. К счастью для партии, местная гильдия торговцев куда круче гильдии торговцев маленького городка. Эти ребята занимаются финансированием целых армий. У них есть свои собственные торговые законы, которые никак не связаны с местными законами или законами лорда или законами местного храма. Эти ребята сами себе судья, присяжные, палач и всё местное правительство. Но это мы оставим на потом, ведь больше всего гильдию торговцев интересует, выживет ли партия. Если выживет, то у гильдии есть предложение.

Спалив постоялый двор во время бегства, партия встречается с нужным торговцем. Их разыскивают громилы гильдии магических ремесленников. После отказа продать сапоги их также ищут громилы с чёрного рынка. Новая кожаная броня залита пивом. Они показывают рекомендательное письмо. В совершенно другой гостинице на другой стороне города, торговец магическими предметами смотрит на сапоги, смотрит на клеймо волшебника на стельке и говорит вам о том, что плата за продажу сапог составит 37% от стоимости сделки. При официальной цене в 5500 золотых, он заберёт примерно 2000 за то, чтобы избавить партию от этих сапог. Отмывание магических предметов штука недешевая.

Весьма проблематично сбыть иностранные товары во времена профессиональных гильдий, торговых гильдий, организационных гильдий, аристократии и волшебников в башнях под охраной толпы громил. Никто не хочет рисковать, объясняя происхождение товара. У всех богатых гильдий свои громилы и свои покровители. В общем, можно немало вытащить из сапог мёртвого гоблина. И, быть может, гораздо проще срезать стельки и продать их старьёвщику. Дешевле обойдётся.

Ярмарка основана на Шампанских ярмарках, проходивших до создания Ганзейского союза и воплотивших в себе желание заработать в обход гильдий и королей.

*примечание переводчика — Boots of striding and springing, в точности перевода не особо уверен.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *