Эд Гринвуд: Как создавались Забытые Королевства

текст Ed Greenwood от 4 августа 2019 года

По всем заветам стоит начать с самого начала. Что же, так мы и сделаем. И да, я тот самый парень, что создал Забытые Королевства. Весной 1965 года. Да-да, вы прочитали правильно – 1965 года, за десятилетие до D&D, которое появилось лишь в 1974 году и не было известно остальному миру (за пределами колледжей в округе Висконсина) до 1975 года.

Мне было пять лет. Всего несколько месяцев, и уже было бы шесть. И я был одним из тех «одаренных детей», что поглощал книгу за книгой в доме моих родителей. Как другие собиратели книг, мой отец делал собственные книжные шкафы, чтобы максимизировать количество перемещаемых в них из подвальных коробок книг, так что в итоге те были распределены по размеру – любознательный юный читатель мог наткнуться практически на что угодно. И так и случилось. Я встречал все, от National Geographics времен войны и газетных детективов и аляповатых пальповых романов «для друга в униформе» примерно того же периода до фэнтези и научной фантастики. Множества фэнтези и научной фантастики.

Не раз случалось так, что я бежал наверх, размахивая своей не так давно найденной и уже прочитанной любимицей и крича: «Папа! Папа, где еще одна? ДОЛЖНО же быть продолжение, не правда ли?»

И мой отец, что знал книги, писателей и мир журналов как почти никто другой в этом смертном мире (а я проработал сорок пять лет в публичных библиотеках) либо направлял меня туда, где я мог найти желаемое, или, что случалось гораздо чаще, говорил что-то вроде: «Сын, тот писатель умер в 1938 году, и так никогда и не написал продолжение этой книги, так что, если ты хочешь его прочесть, тебе придется самому его написать».

На что я отвечал: «Хорошо! Отлично!» — бросался обратно в подвал и начинал писать. Разброд и шатание в сюжете, редко законченные фрагменты (большинство) и насколько же они были ужасны (почти всех из них), но мне это приносило удовольствие, а еще я учился писать в стиле то одного, то другого автора – от Лорда Дансени до Дж.Р.Р.Толкина и Эдварда Элмера «Дока» Смита.

А еще я постепенно определил то, что мне действительно нравилось, в основном это были «меч и магия» или же высокое фэнтези, а также все, что было посередине между ними. Я создавал собственные истории, некоторые из них находил мой отец, брал на работу и читал своим коллегам и, по всей видимости, им это нравилось (потому что они все время хотели что-нибудь новое; после стилизацию под Джеймса Бонда с погонями, перестрелками и преследованиями на автомобилях кто-то попросил сцену эротического содержания, на это мой отец грозно заметил: «Ему ПЯТЬ, джентльмены!»)

Медленно, но верно, я начал представлять фантастический средневековый (но переходящий к Возрождению) мир, связанный вратами с сеттингами моих любимых книг. Однажды я набрел на роман Уильяма Морриса «Дерево за пределами мира» (а также другие его произведения) с его древним и глубоким лесом, наполненным вратами, что стал перекрестком между множеством другим миров (пройдите между двумя деревьями в нужный момент, или же напойте нужную мелодию, или же при лунном свете, и вот вы уже в другом месте) – эта очаровательная идея была позже позаимствована многими другими писателями (включая К.С.Льюисом для его «Нарнии»).

Так что я создавал истории, чисто для своего развлечения, наполненные приключениями в этом еще не имевшем названии мире. Я решил, что он должен быть «близок» к нашей Земле, которая была бы связана с ним через множество врат, и именно поэтому у нас было так много легенд о драконах, вампирах и прочих вещах, хоть мы и не встречаем их в повседневной жизни. Перемещения через эти ранее известные и часто посещаемые врата иссяк, так как они были либо разрушены, либо забыты, а то и «изменены», став опасными с магической точки зрения, или же охранялись тайными сообществами ради собственной выгоды (ведь как иначе объяснить накоплениях некоторых из моих соседей, немного жутких затворников-богачей). Именно так этот фантастический мир был забыт – отсюда и «Забытые Королевства»!

Это был сеттинг для историй, а не ролевых игр, ведь единственная ролевая игра, которую я знал, называлась Kriegspiel, и была посвящена тренировке боевых офицеров (мой отец имел отношение к военным). Я любил играть в игры, с радостью изучал книги варгеймов Дональда Физерстоуна, а затем появилось D&D. Я поиграл в него, но посчитал его неудовлетворительным (со всем этим придумыванием за игровым столом, которое сопровождалось достаточным числом дыр в правилах, чтобы игра неизбежно превращалась в споры). Однако, когда вышел Monster Manual, а затем и Players Handbook, то я был сражен (Вэнсианская система заклинаний, ограничивающая магию! Монстры из легенд, а к ним и совершенно новые, и все это кодифицировано! УРА!). Я был сражен этим и переписал все в Королевствах, чтобы оно соответствовало игре. И с тех пор D&D стало стержнем моего сеттинга, даже если мне не удавалось найти кого-нибудь для игры, а журнал, известный в те времена как «The Dragon», стал неиссякаемым источником вдохновения.

Однако я несколько спешу. Конечно же. Давайте же вернемся к началу Королевств.

Среди всех своих стилизаций под стреляющих бластерами и иглами исследователей космоса и леди-рыцарей в доспехах, выезжающих сражаться с драконами, я постепенно, робко и нерешительно создавал свой мир. Не так, как я бы сделал это сейчас, обдумывая детали, составляя карты, а также создавая сюжеты и конфликты, но придумывая небольшие истории и фрагменты историй, которые давали мне представление об этом особенном месте.

Среди всех ярких мысленных картин, приходивших мне в моих снах или же во время дневной дремы, моим первым видением Королевств был образ лесного озера в ночи зимой, с медленно падающим снегом. Одинокая женщина с длинными серебристыми волосами, отливающими металлом серебристыми, а не серо-белыми как у пожилых, сидела у небольшого огня, который, очевидно, она и развела, и играла на арфе. А во тьме меж деревьями вокруг нее мерцало множество пар светящихся глаз тех мелких животных, что услышали ее игру и решили послушать ее повнимательнее.

А затем, из-за тех же самых деревьев, также привлеченная музыкой арфы, грациозно показалась еще одна высокая женщина с равно серебристыми волосами, присоединяясь к первой.

Я еще не знал их имен, но уже знал, что они были сестрами. Я до смерти хотел узнать о них побольше, так что мне пришлось начать писать.

Однако я тогда не знал, что кое-кто еще, уже пробивавший себе путь на авансцену через дикие леса моего воображения, шлепая кавалерийскими сапогами, будет иметь совершенно другие соображения на этот счет. Его звали Ростовщик Мирт, и он сумел оттеснить тех леди, а также других их сестер, чтобы стать моим проводником по Забытым Королевствам.

Мы встретимся с ним в другой раз. И когда мы это наконец-то сделаем, следите за своими напитками!

Комментарии:

Добавить комментарий