История Врат Балдура

В предверии выхода Baldur’s Gate: Descent into Avernus рассказываем больше про Врата Балдура.

ГОРОД НА ХОЛМЕ

В Сембии есть поговорка: «Чьи Врата – того и товар». Врата Балдура стоят на полдороге между Глубоководьем, известным как Сокровище Севера, и торговым королевством Амн. Врата контролируют устье реки Чионтар, самого быстрого и надежного пути в Амн и Глубоководье из центральных королевств Кормира и Сембии. Балдурцы имеют неплохой доход от размещения, обеспечения всем необходимым и налогообложения путешественников и торговцев.

Несмотря на столь заманчивые перспективы, большую часть своей истории Врата Балдура имели едва ли большее значение, чем пустое место – незаметное поселение среди десятков таких же, разбросанных вдоль сурового Побережья Меча. Если бы кто-нибудь побеспокоился описать историю этого места, она была бы полна подлых пиратов, отчаянных контрабандистов и героических фермеров, сражающихся за выживание, одновременно отбиваясь от набегов диких орков и бандитов. Своим нынешним величием Врата обязаны филантропическому нраву своего тезки Балдурана. По возвращении из Анкорома Балдуран раздал все свои богатства – добровольно и по справедливости, единственное условие, которое он поставил: жители должны были выстроить надежную стену для защиты его родного города, носившего в те далекие времена название Серая Гавань.

Засиживаться долго на одном месте было не в натуре великого исследователя, так что вскоре он поднял паруса и отправился в свое второе путешествие в Анкором, из которого уже никогда не вернулся. Тем не менее, жители города уважили волю Балдурана, так что величественная гранитная стена опоясала поселение на холме над гаванью. Обещание безопасности привлекало новых жителей, и поселение стремительно разрасталось. Удобная гавань и удачное географическое положение сделали город центром торговли между севером, югом и центральными регионами Сердцеземья. С новыми жителями прирастало и богатство. Новые здания росли, как грибы, пока городу не стало тесно в прежних границах, и строительство не выплеснулось за стену – по всему склону изгибающегося полумесяцем холма, спускающегося к гавани. За поселением в прежних границах закрепилось название «Старый город», а все остальное прозвали «Свалкой», намекая на то, что здания в новых районах построены как попало, словно свалены друг на друга. Потомки первых поселенцев Серой Гавани, у которых хватило денег на приобретение недвижимости в Старом городе, стали родоначальниками сегодняшней знати. А те, кому не повезло оказаться за стеной – моряки, крестьяне, ремесленники – это те, чьими усилиями продолжает расти город.

Налоговый бунт

С ростом потока приезжих Старый город придумал облагать налогами всех людей и товары, курсирующие между городом и гаванью. Капитаны морских судов, заходивших в Балдуран, воспротивились новым правилам и организовали протесты среди жителей Свалки. Лидеры протестующих простолюдинов утверждали, что стена была даром Балдурана всем жителям без исключения, так что пользоваться Вратами Балдура для свободного прохода в Старый город должны абсолютно все.

Дело дошло до войны. Моряки, пираты и отчаянные и крепкие жители Свалки сошлись в бою с торговцами и фермерами. Последние немедленно сдались бы на милость победителя, когда бы их не защищала стена, – после этого и была организована городская стража. Когда толпа во главе с зачинщиками ворвалась в Старый город через Врата Балдура, горячие головы собрались штурмовать Главную Залу, где укрылись защитники города с семьями, но четверо старейших капитанов потребовали проявить милосердие. Народное голосование показало, что вдохновляющие речи капитанов не пропали даром, и было заключено перемирие.

В этот момент и произошло зарождение нынешней системы власти во Вратах Балдура. Все граждане избрали капитанов управлять городом. Всю четверку почтительно нарекли «герцогами», хотя, по правде говоря, никакими аристократами они не были, но титул прижился. Первые герцоги образовали Совет Четырех. Они служили в нем пожизненно, обсуждали городские дела и принимали решения совместно. Когда один из них умер, город выбрал нового герцога.

Хотя вопрос с налогами отложили на некоторое время, герцоги со временем осознали необходимость этой меры, особенно, когда после многочисленных набегов стало ясно, что вокруг Свалки надо возводить дополнительные укрепленные стены. После их постройки жители перестали делить город на Старый город и Свалку – взамен появились «Верхний» и «Нижний город». К тому времени моряки разнесли вести о битве за Врата Балдура по всем окрестным землям, так что под этим именем город и прославился по всему Фаэруну.

Основание Пылающего Кулака.

ПЫЛАЮЩИЙ КУЛАК

Закон был нечастым гостем в Нижнем городе, пока воин по имени Элтан, уроженец Врат, не основал компанию наемников Пылающий Кулак, и не объединил в ней огромное количество малочисленных наемных отрядов со всего Побережья Меча. Опытные вояки охотно записывались в ряды нового отряда, так что в скором времени компания могла выставить до двух тысяч бойцов. Мощь и политический вес Кулака завоевали Элтану место в Совете Четырех. Одним из первых указов новый герцог возложил на Пылающий Кулак обязанности по поддержанию порядка, прежде всего в Нижнем городе. Часть собираемых герцогами налогов он пустил на оплату наемникам. Основание Пылающего Кулака позволило снабдить Врата Балдура изрядной военной силой, увеличить сбор налогов и принести, наконец, закон и порядок в Нижний город, где в них столь отчаянно нуждались. Если не считать того, что ряды компании выросли втрое – до шести тысяч бойцов, – Пылающий Кулак мало изменился с тех пор. Он по-прежнему ядро армии города.

Отродье Баала и Железный Трон

В Смутное время, когда верховный бог Ао заставил прочих богов бродить среди смертных, Баал предвидел собственную смерть. Тогда бог убийц разработал план, как ему обмануть злой рок. Он принял смертную форму и начал соблазнять женщин по всему Торилу. От этих союзов появилось отродье Бала – создания, наделенные искрой божественной сущности своего отца. Потомки отличались необычными способностями, неестественно долгой жизнью и врожденной склонностью к насилию и убийствам. Чувства эти обострялись у них в присутствии других детей Баала, как он когда-то и предвидел. С самого начала Покровитель Убийства и замыслил, что потомки перебьют друг друга, накапливая божественную сущность с каждым новым убийством. Самые фанатичные последователи Баала преследовали отродья, с целью убить их или объявить во всеуслышание тайну их происхождения, чтобы их убили другие. Их действия способствовали осуществлению божественного плана: праведники Фаэруна должны были изгонять, преследовать и убивать его детей, чтобы неосознанно высвобождать божественную сущность и приближать его возрождение.

Баал, бог убийств

Около столетия назад казалось, что план Покровителя Убийства осуществится здесь, во Вратах Балдура. В те времена Железный Трон, компания торговцев, додумались организовать нехватку железа в регионе с тем, чтобы обогатиться на его продаже. Саревок, приемный сын главы Железного Трона и отродье Баала, встал во главе компании и попытался убить герцогов. Его конечной целью было спровоцировать войну с Амном и воспользоваться кровопролитием, чтобы взойти на престол своего истинного отца. Однако другое отродье по имени Абдель Адриан с горсткой друзей сумел предотвратить войну и положил конец злодеяниям Саревока. После долгих лет приключений и периода осмысления Адриан осел во Вратах Балдура и служил одновременно маршалом Пылающего Кулака и герцогом, а в конечном итоге стал самым любимым из жителей города.

Мало кто знает о роли Баала в этих событиях. Из тех, кому об этом известно, большинство полагает, что план бесповоротно провалился, когда Адриан своими руками убил последнюю верховную жрицу Баала и отказался принять его силу, выбрав для себя вместо этого смертный удел.

Те, кто верит в эти сказки, глупцы. Повелитель Убийства скрывается во тьме, но он ждет. Всего две жертвы – последние жертвы – и он вновь взойдет на кровавый трон.

Неудачный переворот

После подвигов Адриана жизнь во Вратах Балдура потекла по мирному руслу. Войны и прочие катаклизмы пронеслись, не оставив следа, а репутация тихой гавани в бурном водовороте событий на Фаэруне привлекала много новых жителей.

Все поменялось несколько десятилетий назад, когда великий герцог Валаркен и его Банда Красной Луны – поддерживавшие его ликантропы – организовали переворот с целью сделать его единственным правителем города. Им удалось убить двух герцогов и почти добраться до великого герцога Дилларда Портитра. Только объединенными усилиями Пылающего Кулака и городской стражи удалось спасти жизнь юного герцога и изгнать Валаркена и его ликантропов из города. Они укрылись в Лесу Острых Зубов, который местные жители с тех пор предпочитают обходить стороной и вполне заслуженно зовут «Оборотничьим лесом». Когда встала необходимость избрать сразу трех новых герцогов, да еще с учетом того, что в городе оставалось слишком много сторонников Валаркена, знать вынудила герцога Портира созвать парламент из «доверенных людей», чтобы избрать новых правителей. Само собой разумелось, что пока герцоги не будут избраны, Парламент Лордов разделит груз ответственности за принятие решений и насаждение закона. Знать так же предложила молодому правителю остаться великим герцогом, а роль остальных трех низвести до простых советников, чье мнение учитывается только если они все объединятся против великого герцога. Новые правители были избраны, чтобы восстановить Совет Четырех, но Парламент Лордов не торопится сложить с себя свои исключительные полномочия.

ВРАТА БАЛДУРА СЕГОДНЯ

Врата Балдура сегодня – один из самых населенных городов Фаэруна. Последняя перепись показала огромные цифры, и это без учета народа в окрестных деревнях и на фермах за городом. Врата распространяют свою власть на земли в пределах двадцати миль от городских стен, декларируя «экономическую подчиненность» этих территорий, что позволяет городу присвоить себе изрядные привилегии, но не обременяет большим числом дополнительных обязательств. Если же оценивать трезво, власть Врат Балдура де факто распространяется больше, чем на сотню миль в любом направлении от города.

Положение Врат как центра морской торговли обеспечивает им самое живописное население и целую россыпь культурных традиций. Многие балдурцы связаны с морем: моряки, корабелы, портовые рабочие, которые перегружают товары с речных лодок на морские галеоны, торговцы, снаряжающие торговые суда и их команды, банкиры, договаривающиеся о направлениях доставки, посредники, поставляющие поставщиков, например, фермеров, резчиков по дереву, бондарей, пивоваров, мельников и кузнецов, которых находят в городе.

Поток иммигрантов значительно повлиял на образ жизни балдурцев. Сегодня здесь можно послушать традиционные халруаанские застольные песни, отведать острой калимшанской кухни и купить водяные часы, ничуть не хуже тех, что делают в Невервинтере.

В то же время, поток приятных и полезных идей из далеких земель принес с собой обычаи и обряды, которые раздражают, а то и пугают большинство балдурцев. Их отвращение стало причиной того, что в городе появился Маленький Калимшан – район в буквальном смысле отгороженный ото всех стеной. Во Внешнем городе пристроился небольшой район, именуемый Двойными Песнями, беспорядочно застроенный небольшими храмами и святилищами, посвященными темным сущностям – Ловиатару, Хоару, Бешабе, – и стража сюда не суется.

Количество жителей во Вратах более-менее стабилизировалось после последнего притока иммигрантов, но никто пока так и не придумал, как связать трущобы Внешнего города в единое целое с защищенными стенами Верхним и Нижним. А тем временем Внешний город, включающий в себя беспорядочно разбросанные поселения, растянувшиеся на юг и север по Торговому пути, живет, не ведая закона и порядка, поскольку Парламент Лордов и Совет Четырех не торопятся выделять дополнительные деньги на то, чтобы увеличить стражу или Пламенный Кулак. Отсутствие твердой руки властей и огромное количество отчаявшихся беженцев обеспечило во Внешнем городе благоприятные условия для роста тайной организации воров и убийц, называемой просто Гильдия. Новые тактические приемы, новые идеи, обилие потенциальных жертв – Гильдия процветает и уже протянула свои щупальца ко всем местным организациям, от самых скромных до самых известных.

Потому мрачные обитатели трущоб Внешнего города, принесшие с собой своих еще более мрачных богов, постоянно нищают и их обида на знать и богатеньких купцов из Верхнего и Нижнего города растет день ото дня. В то же время сборщики налогов разоряют трудяг-ремесленников и торговцев, на которых знать смотрит с презрением, а бесчисленная беднота – с завистью. Богатые живут среди постоянных соблазнов, а праведные боятся выйти за двери из-за страха получить нож в спину или лишиться кошелька. Котел уже закипает, и только вопрос времени, когда же крышку наконец сорвет.

ПРАВИТЕЛЬСТВО

До переворота Валаркена в городе на удивление царило полное согласие, подмазанное золотыми вливаниями. Когда умирал великий герцог, любой – будь он жителем города или приезжим – мог выдвинуть свою кандидатуру на выборах, подобрав себе эмблему собственного цвета или сочетания цветов, чтобы его последователи могли по ней узнавать друг друга. Вся предвыборная компания, во время которой кандидаты посещали с выступлениями гильдии, поместья, а то и просто обращались к прохожим на улице, занимала не больше десяти дней. После этого на специальных участках проходило голосование. Для того чтобы отдать свой голос каждый житель клал по медяку в коробку, раскрашенную в цвета кандидата.

Разумеется, знать то и дело пользовалась своим влиянием, чтобы завоевать симпатии избирателей и продвинуть своих кандидатов в великие герцоги, но ровно так же поступали все, кто пытался привлечь на свою сторону горожан. Четверка герцогов, занимавших свой пост пожизненно, обсуждала предложения по новым законам, голосовала за них и издавала – или отказывалась издавать – указы, принятые – или не принятые – большинством голосов.

Сегодня правительство уже совсем не то. В Парламенте Лордов утверждают, что оно куда более эффективно и действенно. Парламент состоит из наследников первых лордов и собирается обычно после полудня в Высокой Зале, чтобы рассмотреть вопросы управления и свершения правосудия. Хотя дебаты среди лордов больше похожи на гомон взбалмошных горлопанов, решения по любому вопросу принимаются большинством голосов. Решение лордов затем передается Совету Четырех, состоящему сегодня из трех герцогов и одного великого герцога.

У каждого из четырех один голос. Однако если голоса делятся поровну, голос великого герцога считается за два. Теоретически судьба нового закона определяется голосованием Совета. На практике же обычно оказывается, что герцогам уже заплатили, чтобы они проголосовали, как надо. Парламент Лордов избрал трех из четырех действующих герцогов, а великий герцог Портир, который пришел к власти еще до появления Парламента Лордов, – не более, чем послушное орудие в руках лордов и гильдий. Крохотное влияние, которым он обладает, вполне удовлетворяет его до тех пор, пока оно позволяет ему наслаждаться роскошью и восхищением окружающих. А вот герцог Абдель Адриан наоборот чаще всего выступает возмутителем спокойствия. Но при этом лорды обычно не упорствуют в противостоянии ему, опасаясь его влияния на Пылающий Кулак, да и на весь город.


А как вам эта статья? Понравилась? Оставляйте свои комментарии и замечания в комментариях к этой статье.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.